Кирхи и церкви

Кирха Святого Адальберта

Кирха Святого Адальберта

Адрес

Калининград

г.Калининград, проспект Победы, 41

Время строительства: 1904
В 1932 г. расширение на большую чем первоначально площадь после пристройки нефа по юго-западной стороне.
В 1944/45 гг. старая часовня и башня получили незначительные повреждения. Пристройка была полностью разрушена, на сегодняшний момент полностью отсутствует.
Архитектор часовни: Фридрих Хайтманн
Архитекторы пристройки: Йоханнес Лауффер и Георг Шёнвайлер

Хуфен и Амалиенау воспринимались застройщиками как самостоятельная часть города; и если евангелическая община обрела в 1901 г. в качестве достойного храма божьего церковь памяти королевы Луизы, то католическая община получила в 1904 г., по меньшей мере, часовню. И для неё в плане застройки было предусмотрено соответствующее место: в то время, как участок церкви Луизы лежит на похожем на площадь расширении, у которого Хуфеналлее делится на Лавскер Аллее и Хаммервег, то католический участок расположен дальше по Лавскер Аллее на том месте, где аллея расширяется до Штернплаца.

Вход находится в стороне, что типично для большинства церквей Хайтманна; фундамент башни становится сенями; а сама башня расположена асимметрично по отношению к нефу. С точки зрения градостроительства он занимает превосходное положение: крыша башни была видна издалека. Членение с наружной стороны происходит с помощью контрфорсов; они придают часовне готический характер.

При ближайшем рассмотрении замечаешь, что Хайтманн сознательно играл с готическими элементами: каждое узкое готическое окно окружается оконным полем, завершающимся очень плоской стрельчатой аркой (почти похожим на полуциркульную арку), а вверху оканчивающимся крутой стрельчатой крышей. На нём — в качестве готической добавки — установлена фиала.

Своим высоким нефом и стройной башней часовня производит впечатление большего размера, чем она на самом деле есть. У неё четыре нормальных пролёта, а длина составляет вместе с апсидой всего 13,80 м, при ширине в 6,60 м. Однако, полная высота свода в 10,40 м изумляет. Это “готическое” пространственное соотношение можно лучше всего ощутить в разрезе.

Внутреннее помещение производило впечатление большего размера с помощью хитрого хода: изначально окна не доходили до нынешнего размера понизу, внизу стены были закрыты, казалось, что свет падает с большой высоты.

Строительство началось, в первую очередь, благодаря чувству общности общины. Большая часть суммы строительства и почти вся обстановка были пожертвованы. Архитектор Хайтманн руководил строительными работами без оплаты. С этим церковным сооружением его связывает лично очень много.

Использование повреждённой церкви было типичным для прагматичного подхода при восстановлении в 50-е годы. И если бы сооружение стояло в центре города, то по всей вероятности оно было бы снесено. Но здесь у окраины меньше занимались устранением немецких зданий. Крыша церкви была в полном порядке, об использовании в виде церкви не могло быть и речи. В сооружении с залом в этой части города потребности не было (в близлежащем Ратсхофе в то же самое время церковь Христа перестраивалась под дом культуры). А поэтому были добавлены два перекрытия, так что возникло двухэтажное административное здание. Башня была временно покрыта плоской крышей. Сохранившийся до сих пор внутренний свод был спрятан под промежуточным перекрытием.

Обратное преображение в церковное помещение (или в помещение, в котором есть потребность в своде) было бы возможно без больших затрат.

Во время до Первой мировой войны Фридрих Хайтманн был одним из самых известных и удачливых архитекторов в Кёнигсберге.

В качестве юного руководителя строительством при Высшей почтовой дирекции он приехал в Кёнигсберг в 1886 году; в конкурсе на Палестру Альбертину он получил первый приз (но не смог получить подряд на выполнение). Его первой большой работой была церковь памяти королевы Луизы в 1899 — 1901 годах. В Кёнигсберге он построил три вышеназванные церкви, а также разрушенную церковь Лютера (1910), в провинции им были возведены католические церкви в Тапиау, Растенбурге, Пиллау, Дитрихсвальде и Алленштайне (церковь сердца Христа и церковь Св. Иосифа).

Помимо окружных зданий в Гердауэне и Браунсберге, больниц в Гердауэне и Морунгене, помимо многочисленных поместных и жилых домов в городе и провинции его значительнейшим вкладом в Кёнигсберге было строительство поселения Амалиенау, которое он разработал вместе со своим другом, строительным советником Кретчманном, и которому он помогал в финансовом смысле как сооснователь Кёнигсбергского общества недвижимости и строительства. Многие ещё сохранившиеся виллы и многосемейные дома в Амалиенау были спроектированы им.

Одновременно уже в раннее время он посвящал себя уходу за памятниками и помогал Адольфу Бёттихеру строительной съёмке и чертежами при издании “Памятники искусства и строительства провинции Восточная Пруссия”. Он нашёл признание с личным вручения ему кайзером Вильгельмом I ордена Короны при освящении церкви королевы Луизы в 1901 году и с присвоением ему титула “Королевский строительный советник” в 1914 году.

На вершине его творчества, когда ему исполнилось 60 лет, разразилась Первая мировая война. В чине старшины сухопутных войск он принял в 1914 году участие в боях в Восточной Пруссии и позднее в Польше. При этом он тяжело заболел и вынужден был вернуться в Кёнигсберг. Его здоровье ухудшилось, он больше не мог чертить, забросил своё бюро. В 1918 году ему пришлось продать только несколько лет назад построенную в Амалиенау виллу. Он нашёл прибежище в спроектированном им же доме священника около часовни Св. Адальберта. Он умер в 1921 году.

С концом Первой мировой войны пришёл не только политический переворот, но также и переворот в общем понимании архитектуры. Хайтманн вырос в “историзме”, он любил его романтический вариант с упразднением симметрии, он переработал также общие формы “югенд-стиля”, не вдаваясь, правда, в его типичный декор. Эта манера оформления, ставшая объектом прогрессивной критики ещё до исхода Первой мировой, с концом войны нашла также своё окончание. Все архитекторы почувствовали долг перед “новым”. Только что закончившаяся эпоха была подвержена сильной критике на эмоциональном уровне.

В настоящее время здание занимает администрация Западного отделения исследовательского института земного магнетизма АН РФ (ИЗМИРАН).

загрузка карты...

Язык сайта / Site’s language